Вклад вдовы клико в производство шампанского огромен

Своей популярностью шампанское обязано трем великим женщинам, которые сумели грамотно и с акцентом обратить внимание на этот замечательный напиток.

Не зря эти женщины являются француженками, ведь Франция издавна считалась страной-эталоном моды и вкуса. Давай подробнее рассмотрим вклад каждой из них.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Мадам Клико

История этой великой женщины захватывает сильным характером и стойким упрямством. Николь Барб Понсарден — жена Франсуа Клико — очень рано стала вдовой.

Ей было всего 27 лет, когда в ее руках оказалась маленькая дочь и небольшое винное производство мужа.

Обладая незаурядным умом и аналитическими навыками, она не сломалась, а только окрепла и с новыми силами продолжила семейное дело под названием бренда «Veuve Clicquot Ponsardin».

Главнейшей ее задачей стало — выход на внешний рынок. В первую очередь это касалось России. Ведь если Российской империи по нраву были сладкие шампанские, то для англичан — более сухие варианты.

Однако этот внешнеэкономический путь был нелегким. Под ее руководством рассылались представители во все страны Европы. Заключаются выгодные контракты, а в России пронесся слух, что если царица родит мальчика, то шампанское будет литься рекой. Задачей стало опередить всех конкурентов и сделать это первыми.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Ситуация осложнилась с напряженными отношениями Наполеона и Александром I. Как только первый сложил свои полномочия мадам Клико сразу же отправила первые партии в Россию. Вино разошлось с большим успехом, обогнав такого сильного конкурента как Жана-Реми Моэ (Jean-Remy Moet), чья репутация была намного выше, нежели «Вдовы Клико».

Так как заказы на славное шампанское поступали с большой скоростью, а выдержка напитка длилась два года — необходимо было найти новый способ ускорить этот процесс.

Метод двойной ферментации в то время был мало изучен и исследован, поэтому сама Клико спускалась в свои погреба и проводила многочисленные эксперименты по улучшению своего напитка. Так и родился знаменитый метод ремюажа.

Она уловила суть процесса: если бутылки при созревании переворачивать горлышком вниз, то осадок будет намного быстрее оседать в саму пробку, а его извлечение не составит особого труда.

Этот секрет производства стал известен лишь в 30-е годы 19 века, когда империя Клико набрала сильнейшие обороты на рынке элитного шампанского, ведь качество не уступало доступности.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Прожив долгую (она умерла в возрасте 89 лет) жизнь, эта женщина смогла оставить след в истории Франции.

Мадам Поммери

Начало империи «Pommery» началось с середины 19 века, когда Луиза Поммери стала вдовой Александра Луи. После смерти мужа эта сильная и властная женщина взяла в свои руки правление Домом шампанского Поммери.

Именно она является создателем новой технологии по производству шампанского брют!

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Для расширения своей империи вдова приобретает новые земли и засаживает их все новыми и новыми виноградниками. В 1878 году, в своем поместье, мадам Поммери начинает обстройку своих подвалов.

Дело в том, что на месте Дома раньше были расположены на глубине 12 метров древние меловые шахты. Поэтому для создания большого и вместительного погреба она сооружает длинную лестницу в 116 ступенек и соединяет все пещеры одним помещением.

Сложно представить, но длина этого подвала составляет 18 (!) километров, а температура здесь держится на постоянном уровне в 10 C°.

Увлекаясь искусством и архитектурой, вдова нанимает лучших мастеров для благоустройства своих погребов различной лепниной и барельефной отделкой.

В результате винные подвалы стали своего рода музейным местом, где сейчас проводят многочисленные выставки и экскурсии.

Некоторые посетители проводят параллель с художественными галереями, ведь хозяйка поместья является и большой поклонницей современного изобразительного искусства, скупая дорогие картины и украшая ими свои помещения.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Благодаря этой великой женщине, она сумела из 100 бутылок в год уже через пару лет наладить производство до 2 миллионов. И на этом она не собирается останавливаться.

Сегодня этот Дом находится во владении другой фирмы — «Vranken Monopole», которая только удваивает с каждым годом обороты выпуска шампанского и игристых вин.

Мадам Болленже

Дочь офицера — мадам Болленже — рано овдовев, принимает в свои руки правление семейным Домом шампанского.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

К сожалению, но ее время выпало на годы оккупации, когда все мужчины на войне, а торговля почти полностью перестала функционировать. Однако для мадам Болленже это было своего рода вызовом судьбы. Она стала настоящим руководителем с твердой рукой. Всегда сама выходила к своим виноградникам, грамотно распределяла всю работу между служащими, помогала раненым и пострадавшим семьям.

Болленже отдавала много времени на поиски лучших виноградарей, чтобы те создавали поистине уникальный напиток. Но, как и прежде стиль, тип и характер вина она задавала сама лично.

Как и раньше она придерживалась метода винификации и выдерживала шампанское в дубовых бочках. Также вдова решает уделять особое внимание урожайным годам и выпускать вино с маркой R.D.

, которое долгое время выдерживается на осадке.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Сейчас шампанское этого бренда популярно как во Франции, так и в других странах: Россия, США, Италия, Великобритания и другие.

Купить лучшее шампанское в магазине «WineStreet»!

Компания Директива рада предложить своим покупателям только самые качественные и элитные алкогольные напитки от проверенных производителей и поставщиков!

Внимательно изучайте наш каталог и выбирайте понравившийся продукт! Быстрое обслуживание не заставит Вас долго ждать!

Источник: https://winestreet.ru/article/interesting/504/

fkmrf123: Вдова Клико — первая бизнес-мадам

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

В 1805 году в Реймсе, столице провинции Шампань, из дома в дом полушёпотом передавалась тревожная новость: «Вы уже знаете, что Николь Клико сошла с ума? Бедная, наверное, это смерть мужа помутила ей рассудок. Ведь ни одна женщина в здравом уме не станет сама заниматься виноделием, целыми днями бегать по виноградным плантациям и часами напролёт просиживать в винных погребах.

Неужели она забыла, что стоит только женщине подойти к молодому вину, как оно тут же превращается в уксус?» И город замер в ожидании провала «сумасшедшей» Барбе-Николь Клико-Понсарден. Но этого удовольствия сплетникам она не доставила. Более того, вошла в историю как первая бизнес-леди, сумевшая по меркам XIX века сделать невозможное…

Предприимчивость, бизнес и знания в наследство

Николь родилась в семье реймсского мэра мсье Понсардена. В 18 лет Николь вышла замуж за Франсуа Клико — сына реймсского винодела Филиппа Клико.

Семья благодаря стараниям «папаши Филиппа» была довольно состоятельной — ещё в 1770 году тот основал семейный винодельческий бизнес под маркой «Клико».

И, надо заметить, весьма преуспел в нём — уже через 10 лет первая корзина с вином под этой маркой была отправлена за пределы Шампани. И не куда-нибудь, а в далёкую заснеженную Россию.

Супруг Николь стал продолжателем дела отца, но, увы, судьба уготовила ему короткий век — через 7 лет после свадьбы он умер, а 25-летней вдове досталось весьма солидное наследство: муж оставил ей успешную торговую марку, фамильный замок, гектары виноградников и 24 километра подвалов для хранения вина.

Однако самыми ценными были полученные от него знания. Ещё при жизни Франсуа, вопреки традиционному мнению мужчин того времени, что «у женщины волос длинен, а ум короток», видел в жене равного партнёра. И потому считал нужным посвящать её во все тонкости превращения виноградного сока в искристое шипучее вино.

Как показало время, он не ошибся.

Женщина с мужской хваткой

Её нельзя было назвать женственной или миленькой — чисто женских качеств в ней после смерти супруга осталось крайне мало. Зато появилась мужская деловая хватка (многие даже называли её бульдожьей).

Клико без лишних угрызений совести позволяла себе ломать стереотипы о женщине и бизнесе и не обращала внимания на шёпот и пересуды жителей Реймса.

Потому как теперь виноградники и изготовление шампанского (непременно лучшего) стали смыслом всей её жизни.

Чтобы обывательские разговоры чуть поутихли, новоиспечённая бизнес-леди окружила себя целым штатом помощников-мужчин (как сейчас бы их назвали — менеджеров), самым верным и преданным из которых был Луи Бонэ.

И всё же расслабляться она себе не позволяла, предпочитая все важные этапы производства и сбыта контролировать самостоятельно.

О завидной трудоспособности знаменитой вдовы свидетельствуют оставленные ею горы записей и об исследованиях почвы, и о новых выведенных сортах винограда, и о правильном смешивании вин, и о поддержании оптимальной температуры в подвалах, и о форме бутылок, и многое-многое другое…

Следует заметить, что винодельческий бизнес — не из лёгких. Он требует обширных знаний, огромных инвестиций, колоссальных затрат труда. Например, на обработку одного гектара виноградников нужно более 500 часов работы в год! Нельзя сказать, что у мадам Клико всё шло ровно и гладко.

Иногда обстоятельства вмешивались в её дела: то Наполеон несколько спутал планы относительно России, то на виноградники нападала филлоксера, кроме того, мужчины в вопросах бизнеса часто забывали о галантности.

Но всё это только раззадоривало Николь и заставляло искать новые пути развития её дела, иногда такие, что конкуренты оставались далеко позади.

Этой женщине были чужды эмоции и сентиментальность. Когда бизнес требовал, она без сожаления продавала или закладывала фамильные (!) драгоценности. Немыслимый для большинства женщин XIX века поступок! Одно из немногих чувств, которое она себе позволяла (по крайней мере публично его выражала), — это радость от успешных продаж её шампанского.

Когда полное опасностей путешествие в Россию было вознаграждено невиданным коммерческим успехом и бутылки «Клико» мгновенно раскупились по 12 рублей за штуку (приблизительно в такую же сумму в Петербурге обходился съём небольшой квартиры с мебелью, отоплением, самоваром и прислугой), вдова вдруг проявила несвойственную ей пылкость и воскликнула: «Боже мой! Какая цена! Какая приятная весть!»

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Безумству храброй поём мы песню

Николь нравилось исследовать человеческую психологию, особенно психологию целой нации. В этом деле ей помогал мсье Луи Бонэ.

Именно его Клико отправила для изучения рынка в России, и оттуда он восхищался правильностью её догадок относительно «этих русских». Он писал: «Русские получают почти детское удовольствие, наблюдая за тем, как пенится шампанское.

Они приходят в восторг от того, как пробка выстреливает сама по себе, а пена орошает платья сидящих за столом дам».

И в подвалах мадам напиток для империи делали особо игристым. В ответ же Россия оказалась весьма благодарной страной — шампанское она признавала исключительно от предприимчивой бизнес-леди. Держать в подвале годовой запас «Вдовы Клико» считалось правилом хорошего тона для любой состоятельной семьи.

Но жизнь вторглась своим неуправляемым ходом в планы честолюбивой женщины. Катастрофа разразилась в октябре 1806 года: между Францией и Россией началась война, и Англия, «правящая морями», блокировала французские порты и выходы в Балтийское море.

Ценой огромных средств и неимоверных усилий всё тому же верному господину Бонэ удалось продержаться в России, где так полюбили шампанское, вплоть до июля 1809 года. Он продолжал доставлять в Россию «Вдову Клико» по суше, через Любек.

Такой путь оказался намного дороже (из-за пошлин на границах) и сложнее: то и дело возникали таможенные барьеры (недоставало каких-то справок, сертификатов), которые можно было преодолеть лишь при помощи взяток. Приходилось тратиться на чиновников.

Ко всему прочему господина Бонэ могли схватить как французского шпиона. Однако, даже покидая Россию, он не терял оптимизма, веря, что шампанское вдовы снова вернёт своих славянских поклонников.

Как известно, поход Наполеона на Москву в 1812 году закончился победой Российской империи. Узнав о падении императора, суровая вдова ликовала.

Вместе с господином Бонэ они спланировали скорейшее восстановление деловых контактов и поставки шампанского в Россию, несмотря на то, что запрет на ввоз французских товаров всё ещё имел силу.

Была поставлена амбициозная задача «успеть, пока трусливые и робкие конкуренты не очнулись».

Николь нашла судовладельца в Руане, который согласился доставить ящики в Кёнигсберг, откуда господин Бонэ надеялся переправить партию вина через границу. Конечно же, это была смелая авантюра: не прошло и месяца после отречения Наполеона, Франция и Россия ещё кипели страстями.

Но кто не рискует, тот не пьёт шампанского! Двадцать тысяч бутылок были погружены и отправлены из Реймса в Руан. Судно в обстановке строжайшей секретности снаряжалось в опасный рейс под голландским флагом — англичане ещё настороженно относились к французским кораблям.

Из Руана мсье Бонэ прибыл в Кёнигсберг, в котором отмечался день рождения прусского короля. Так, между прочим, был завоёван ещё один рынок сбыта для марки «Клико».

По этому поводу мсье Бонэ писал: «Ах, мадам, какое это зрелище! Как я жалею, что вы не видели, как две трети высшего общества Кёнигсберга из любви к вашему нектару сидит у ваших ног… Это дивное вино действует убийственно, и тому, кто хочет ознакомиться с ним, советуют привязаться к стулу, ибо, если после благоговения, оказанного бутылкой, не привязаться, то хочется полезть под стол».

Читайте также:  Сахарный сироп как приготовить его в домашних условиях

Оставшуюся часть ящиков Бонэ доставил в Россию на жалком судёнышке, которое в письме назвал «пирогой из четырёх досок». И очень радовался, что не утонул.

Это полное опасностей путешествие было вознаграждено невиданным коммерческим успехом — партия шампанского мгновенно была раскуплена, а домой мсье Бонэ вернулся с огромным количеством заказов.

И через месяц (к тому моменту уже были открыты границы) в Санкт-Петербург было отправлено ещё 20 тысяч бутылок, которые буквально смели с прилавков.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Дама-изобретатель, дама-менеджер

Деятельность Николь Клико дала начало такому понятию, как бизнес-леди. Эта женщина проявила удивительную изобретательность и настоящий управленческий талант (несмотря на то, что в то время не существовало ни бизнес-школ, ни соответствующих учебных заведений).

Например, тем, что сегодня можно пить прозрачное, а не мутное шампанское, мы обязаны именно ей. Как известно, из всех вин только шампанское бродит дважды, и последнее брожение происходит в бутылках. По этой причине на дне каждой из них скапливаются продукты брожения.

В своё время открыть такую бутылку, не взболтав осадок, было практически невозможно. Поэтому шампанское XVIII — начала XIX века было мутным. Над тем, как избавиться от осадка, не выпуская углекислый газ, накопленный вином, ломали голову многие поколения виноделов.

Но решить эту проблему удалось женщине…

В один из январских дней 1809 года мадам Клико приказала управляющему и столяру, приглашённому в её дом, взять из гостиной большой дубовый стол и отнести его в винный погреб.

Спустившись в подвал, Николь распорядилась просверлить в крышке стола ровные ряды отверстий под размер бутылки шампанского, а оси отверстий расположить под небольшим углом к вертикали.

Бутылки с игристым содержимым были опущены в отверстия горлышками вниз, и управляющий в течение месяца их аккуратно поворачивал. Когда в горлышках скопился винный осадок, мадам Клико приказала вынести стол с шампанским на мороз.

Дня через два в горлышках образовались ледяные пробки, прочно сковавшие дрожжевые осадки. Клико аккуратно открыла одну из бутылок, и замороженный осадок с лёгким хлопком вылетел из её горлышка.

После такой «стрельбы» Николь долила в бутылки недостающее шампанское и, снова закупорив, отправила в погреб на дозревание. Когда подошёл срок, бутылки без осадка резко отличались по виду от всех других. Шампанское в них было кристально чистым, и такие бутылки можно было открывать безбоязненно при любой температуре. Хлопок пробки, придававший торжественность моменту, теперь не создавал никакой мути в напитке.

Так применение законов физики позволило вдове сделаться «великой дамой-изобретателем», как величают её в родной Шампани. Кстати, другие винодельческие фирмы раскрыли секрет этого изобретения только через 10 (!) лет.

К числу достижений мадам можно отнести также и дизайн яркой этикетки жёлтого цвета.

Как рассказывает история, однажды Клико зашла в винную лавку и не отыскала взглядом на полках вино своей фирмы (оно там стояло, но из-за своего обычного вида сливалось с продукцией конкурентов).

Николь сделала выговор подчинённым, а затем потребовала подать бумагу и краски. После нескольких неудачных эскизов родилась знаменитая жёлтая этикетка, резко отличавшая бутылки вдовы от всех прочих напитков.

Вклад вдовы Клико в производство шампанского огромен

Эмблему Дома Клико также придумала сама мадам. В память о первом морском путешествии в Россию она взяла за основу якорь, на фоне которого соединялись первые буквы фамилий её семьи и семьи супруга. Потом многие её современники, которые не могли смириться с тем, что находчивость и смелость могут принести такой успех, пришли к выводу, что в эмблеме заложен какой-то магический смысл.

Надо отдать должное и уникальному менеджерскому таланту вдовы. В погоне за результатом она никогда не забывала о людях, щедро поощряя тех, кто вносил наибольший вклад в развитие её бизнеса.

Сотрудники награждались, во-первых, денежными знаками (как сейчас бы это назвали, премиями). А во-вторых, мадам Клико ввела традицию присваивать имена самых достойных и трудолюбивых работников подвалам своей фирмы, сохраняя тем самым память об этих людях на века.

Этой чести удостаивался далеко не каждый, но такая традиция сохранилась и до сих пор.

Прекрасно понимая, что хороших работников так же, как и детей, можно воспитать только личным примером, ибо и те и другие растут «в подражании», вдова даже в преклонном возрасте не позволяла себе безделья и в заслуженные выходные отдыхала редко. Неудивительно, что её «фирма» славилась «сотрудниками-трудоголиками».

Часто зная, что тому или иному управляющему её фирмы предстоит нелёгкое путешествие в другую страну (а в XIX веке дорога была долгой, в некомфортных условиях, иногда даже без возможности нормально поспать), мадам Клико обязательно снабжала его «дополнительными мотиваторами».

Алкоголем самого высшего качества и книгами, пробуждающими в человеке силы и благородные чувства. Так, например, всё тот же Луи Бонэ в одно из путешествий получил «джентльменский набор» в виде 18 бутылок красного вина, 5 бутылок отменного коньяка и 6 томов «Дон Кихота».

И скажите после этого, что вдова не умница!

Империя Великой Мадам

Николь Клико прожила долгую жизнь — целых 89 лет. И до самой смерти продолжала руководить своим бизнесом. В преемники она выбрала… своего служащего (по её мнению, наиболее достойного и способного), обойдя этим назначением многочисленную родню.

На сегодня империя мадам Клико, несмотря на немыслимую конкуренцию в сфере изготовления шампанского, продолжает процветать. Дом мадам Клико первым в Шампани стал международным предприятием.

А в 1987 году — полноправным членом концерна LVMH Moet Hennessy — Louis Vuitton. Более 85 % напитка экспортируется в 110 стран мира.

Филиалы компании разместились в большинстве европейских стран, и по негласной традиции торговыми представителями этого Дома чаще всего бывают женщины.

Память же о самой Николь свято хранят все сотрудники Дома. И в честь неё выпускается самое дорогое шампанское Grand Dame, на этикетке которого красуется портрет самой мадам Клико.

Выдержка такого шампанского должна быть не менее 10 лет, а процесс переворачивания бутылок и извлечения осадка в этом виде шампанского до сих пор проводится вручную — дань уважения таланту и изобретательности Николь Клико.

Кроме того, вся французская нация очень гордится своей знаменитой соотечественницей. Во Франции даже придумали критерий истинности француза. «Настоящий француз, — говорят в этой стране, — это тот, в семье которого на Рождество принято открывать бутылку «Вдовы Клико». Что может быть показательнее популярности Великой Мадам и её прекрасного шампанского?!

  • История
  • Исторические персоны

Источник: https://cont.ws/@fkmrf123/1507889

Подробная история шампанского

Произошло это в бенедиктинском монастыре Овилье. Легенда гласит, что 4 августа 1693 года монах и винодел Дом Пьер Периньон продемонстрировал настоятелю монастыря свое творение: белое вино с тонким ароматом, пропитанное мельчайшими щекочущими нёбо пузырьками газа.О существовании шипучего вина Дом Периньон узнал еще в юности. Этот напиток делали братья аббатства Сент-Илер. Рецепт они не скрывали — надо было просто смешать молодое белое вино с сахаром, закупорить его в бутылки и оставить бродить на зиму. Процесс был совершенно неуправляем: половина бутылок попросту взрывалась, в других вино оказыва лось невыносимо кислым с заметным дрожжевым привкусом, но в тех немногих бутылках, где брожение прошло нормально, содержался поистине божественный напиток. Сент-илерские монахи быстро разочаровались в таком ненадежном ремесле и перестали делать «шипучку». Зато Дом Периньон, плененный вкусом этого вина, решил во что бы то ни стало довести его рецепт до совершенства. На это у него ушло почти полвека.

Большую роль в истории шампанского сыграл монах по имени Дом Периньон (Dom Perignon), живший в XVII веке. Он был великолепным наблюдателем, дегустатором и являлся предвестником современного виноделия. Сегодня установлено, что, даже если Дом Периньон и не является прямым создателем шампанского, тем не менее его работы по купажированию и изучению брожения внесли большой вклад в рождение и эволюцию этого напитка.

Изобретенное Периньоном вино стало главной достопримечательностью провинции Шампань, в которой и находилось аббатство Овилье. Как принято во Франции, вино стали называть по имени провинции — шампанским. Поначалу, разумеется, Дом Периньон держал свой рецепт в тайне.

Процесс изготовления шампанского включал в себя множество маленьких хитростей, каждая из которых была чрезвычайно важна. Так, Дом Периньон разливал шампанское в толстостенные бутылки из «английского стекла», как во Франции называли изобретенное британским адмиралом Робертом Мэнселлом особо прочное стекло с добавлением железа и марганца.

Дом Периньон первым придумал обвязывать пробки веревкой, пропитанной для прочности маслом. Важно было и то, что для создания шампанского использовалась смесь винограда разных сортов, из-за чего букет вина получался более богатым. Но состав смеси каждый год менялся в зависимости от качества урожая — для шампанского был нужен только самый лучший виноград.

Секреты Пьера Перинъона были раскрыты только через несколько лет после его смерти, когда была опубликована книга о производстве шампанского, написанная аббатом Жаном Годино, каноником Реймского собора. Взяться за этот труд его заставила небывалая популярность шампанского и невежество виноделов.

«Франция сходит с ума по игристым винам, — писал аббат Годино, — поэтому многие виноделы, не ведая секрет его приготовления, используют все возможные средства, пытаясь сделать свои вина шипучими. Некоторые даже добавляют в вино голубиный помет».После того как рецепт шампанского был обнародован, его производство во Франции стало массовым. Для поддержания качества шипучего вина были приняты специальные указы, подробно описывавшие «государственный стандарт» его изготовления. За его соблюдением следили королевские инспекторы.Шампанское быстро стало популярным в Европе. Известна дата, когда оно впервые появилось в России. В 1780 году винодел Филипп Клико отправил в Москву небольшую партию своего вина — на пробу. Однако вскоре во Франции произошла революция, потом начались бесконечные Наполеоновские войны, втом числе и с Россией, — так что вопросы торговли отошли на второй план и постоянные поставки шампанского в Россию удалось наладить только к 1814году. Особенно активно занялся торговыми связями с Москвой и Петербургом все тот же дом «Клико», переименованный к тому времени во «Вдову Ютико». Дело в том, что знаменитый винный дом, производивший по 100 тысяч бутылок шампанского в год, возглавила молодая вдова его владельца — Барб-Николь Клико-Понсардэн. «Вдове Клико» предрекали скорую гибель. Но Барб-Николь оказалась весьма предприимчивой дамой, обладавшей богатыми знаниями в области виноделия и чутьем в деловых вопросах. Именно она помогла шампанскому стать понастоящему культовым напитком. А решение начать торговлю с Россией было одним из самых удачных в ее карьере. В разоренной войнами Франции шампанское покупали плохо, зато в богатой России его приняли с восторгом и оно мгновенно стало едва ли не национальным напитком. Объемы продаж поражали воображение. В 1825 году, к примеру, «Вдова Клико» продала в России 252 452 бутылки шампанского. Это составляло почти 90% всего производства фирмы. Проспер Мериме писал: «Вдова Клико напоила Россию. Ее вино называют здесь „кликовское“ и не пьют ничего другого».В 1814 году, собрав 20 000 бутылок из убереженных от грабежа подвалов, Дом Клико направляет их в Россию. Эта партия вина с большим трудом доходит до границ Российской Империи, и надолго задерживается в Кенигсберге. Однако вскоре границы России были открыты, и мадам Клико направляет вторую партию бутылок, которая приносит ее фирме 73 000 русских рублей. В 1814 году, собрав 20 000 бутылок из убереженных от грабежа подвалов, Дом Клико направляет их в Россию. Эта партия вина с большим трудом доходит до границ Российской Империи, и надолго задерживается в Кенигсберге. Однако вскоре границы России были открыты, и мадам Клико направляет вторую партию бутылок, которая приносит ее фирме 73 000 русских рублей — колоссальные по тем временам деньги. Все затраты были окуплены, стабильность восстановлена, созданы условия для расширения фирмы.В 1831 году к управлению фирмой приобщается молодой винодел — Эдуард Берне, который вместе со своими наследниками значительно упрочил славу фирмы. А в 1866 году он становится хозяином предприятия после смерти мадам Клико в возрасте 88 лет, продолжая дело г-жи Клико в лучших традициях Дома Клико — эталона французского качества и элегантности. колоссальные по тем временам деньги. Все затраты были окуплены, стабильность восстановлена, созданы условия для расширения фирмы.Шампанское дюжинами бутылок пили на вечеринках гусары, его подавали на придворных светских раутах, им отмечали миллионные сделки купцы. Знаменитый композитор Иоганн Штраус специально для летних концертов в дачных местах под Петербургом написал польку «Шампанское», а русские поэты посвятили игристому вину не одну сотню строчек. Александр Сергеевич Пушкин, к примеру, писал о шампанском в «Евгении Онегине»:

Читайте также:  Аспирин и алкоголь: польза и вред, противопокзания, совместимость

«   »

«Оно сверкает Ипокреной;Оно своей игрой и пеной(Подобием того-сего)Меня пленяло: за негоПоследний бедный лепт, бывало.Давал я. Помните ль, друзья?Его волшебная струяРождала глупостей не мало,А сколько шуток и стихов.И споров и веселых снов!»Слова о «последнем лепте» были сказаны не для красоты — шампанское в России начала XIX века стоило дорого, 12 рублей за бутылку «Вдовы Клико». Для сравнения, корова стоила два рубля, обед в ресторане — три, а годовая подписка на издаваемый Пушкиным журнал «Современник» — чуть дороже двух бутылок «Клико», 25 рублей. Впрочем, можно было сэкономить рубль-полтора, купив вино какой-нибудь другой, менее популярной марки. Однако истинные ценители не разменивались на такие мелочи. Они были готовы на все, лишь бы поднять бокал с самым прекрасным напитком на свете:

«   »

«Услада чувства, бед забвенье,Отважных помыслов творец,О нектар жизни, вдохновенье,

Клико, веселие сердец!»

До 1750 года вина из Шампани отгружались в бочках, с ними вместе отправлялся ликер и наставление, как производить тираж.

Отсутствие научных знаний о составе вина, полная невозможность объяснить целый ряд наблюдаемых в практической деятельности явлений, отсутствие метода, который позволял бы осуществлять шампанизацию без боя бутылок, заставляло виноделов двигаться вперед методом проб и ошибок.

Большую борьбу приходилось вести виноделам с помутнениями шампанского в бутылках и с недоброкачественными осадками. Использование ликера (винного раствора сахарозы) для смягчения вкуса шампанского брют (совершенно сухого вина) монахами-виноделами Отвильера держалось в строжайшем секрете.

Однако после появления книги Шанталя Traite de l'art de faire le vin, где разъяснялась роль сахара в бродильном процессе, ликеры для шампанского стали готовить открыто.

Развитие бутылочной экспедиции игристых вин началось со второй половины 17 века. Первые опыты промышленного характера производства шампанского относятся к 1746 году. Разлить в то время (до 1746 года) 6000 л в бутылки считалось тиражом исключительных размеров и смелой попыткой, т.к. потери от боя бутылок составляли иногда 30-40%.

Чтобы хоть немного снизить потери, фирмы устраивали в полу особые сборники, куда стекало вино из лопнувших бутылок.Совершенствование шампанского производства приходится на 19 век. Виноделы стали применять специальные высокосортные материалы, уже различали при виноделии сорта сусел — кюве, 1, 2 и 3 тай, ребеж, создавались глубокие подвалы, в которых поддерживалась круглый год постоянная температура, пущены в производство разливная машина (1825 год), изобретена первая купорочная машина (1827 год) и машина для закрепления пробки шпагатом (1846 год), машина для дозировки экспедиционного ликера и для чистки бутылок (1844 год), появилась операция дегоржажа, и в 1844 году Генри Абеле первым применил лед при дегоржаже.Большое значение имел и предложенный Франсуа метод определения дозировки сахара при тиражах, обеспечивающий необходимое давление в бутылках и исключающий их бой.Для борьбы с боем бутылок Мезьер предложил помещать их в специальный резервуар, в который после загрузки бутылок с вином заливалась вода, и поддерживалось давление до 7 атм., которое должно было нейтрализовать давление внутри бутылок. Однако аппарат, пройдя успешные испытания, распространения тем не менее не получил. Предлагались также специальные иглы, для выпуска из бутылок излишков газа, изготовление особо прочных бутылок, выдерживающих до 30 атм., что, очевидно, по мнению великого русского винодела А. М. Фролова-Багреева, является наиболее правильным направлением.Начиная с 1850 года шампанское производство становится на научный лад. Профессор химии Монмене публикует в 1858 году в Реймсе книгу, дающую теоретические и практические указания по производству игристых вин. Ему принадлежит идея об изменении растворимости CO2 в винах, он изобрел афрометр для измерения давления в бутылке, а также афрофор — посеребренный изнутри цилиндр наподобие бутылки, емкостью до 320 дал для проведения шампанизации.Дальнейшее развитие шампанского производства связано с именами Робинэ (1877 год), Саллерона Мансо (1886 год) и их книгами, в которых делается успешная попытка теоретического обоснования технологии игристых вин.В самой Франции шампанское вновь стало популярным только к концу XIX — началу XX века, когда страна окончательно оправилась от войн и революций. Началась знаменитая Belle epoque, эпоха красивой жизни: выставки, балы, концерты, рауты, кабаре — светская жизнь шла без перерывов и сопровождалась шампанским. Но и тут без русских не обошлось — самые шумные и веселые вечеринки устраивали именно они. Купец Елисеев как-то раз шокировал всю Ривьеру обедом на 500 персон, главным украшением которого был начиненный черной икрой ледяной лебедь, плавающий в шампанском. Впрочем, и в самой России шампанское любили по-прежнему. Так, 1 января 1912 года газета «Московский листок» писала: «Встречавшими Новый год в ресторанах выпито 6500 бутылок шампанского». Всего через два года эта Цифра выросла почти в пять раз: при встрече 1914 года москвичи выпили 30 000 бутылок шампанского.Связано это было не только с ростом благосостояния москвичей, но и е тем, что шампанское стало гораздо доступнее. К концу XIX века его производство наладили во многих странах, в том числе и в России, — в крымском поместье князя Льва Голицына «Новый Свет».Князь Голицын стал известен также как непревзойдённый дегустатор (на всероссийских и всемирных выставках).Князь Лев Сергеевич Голицын приобрёл в 1878 году у грузинского князя Херхадзе дикое урочище Парадиз в Крыму, в 7 км от Судака и переименовал его в Новый Свет. В имении завёл образцовое опытно-производственное хозяйство по виноградарству и виноделию. В начале 1890-х годов он построил в Новом Свете винодельческий завод и оборудовал наиболее протяжённые в России (более трёх километров) подвалы в горе Коба-Кая. На заводе было налажено производство вин по шампанскому (бутылочному) способу. Вина поставлялись в различные районы Российской империи и за её пределы и были удостоены золотых медалей на выставках в Москве(1882), Нижнем Новгороде (1896) и Париже (1900). В 1891-98 годах князь Л.С.Голицын — главный винодел Удельного ведомства (Министерства Императорского двора). Опыт производства шампанских вин он использовал при создании завода в Абрау-Дюрсо.Голицын производил свое шампанское по классической технологии, придуманной Пьером Периньоном и усовершенствованной Барб-Николь Клико. Лев Голицын, на заводе которого работали французские виноделы, придумавшие оригинальный рецепт смешивания различных сортов крымского винограда, очень быстро стал признанным королем российского шампанского. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже его новосветское шампанское получило «Гран-при». Однако после революции французские виноделы покинули Новый Свет, не оставив русским своей рецептуры, а производство было разграблено.Возродил его царский шампанист Антон Фролов-Багреев, начинавший карьеру виноделом-практикантом в аббатстве Овилье. Большевики не тронули статского советника Фролова-Багреева лишь потому, что во время революции 1905 года он подписал петицию в защиту рабочих винных заводов Абрау-Дюрсо. В начале 30-х годов прошлого века советское правительство потребовало от института, где работал Фролов-Багреев, наладить массовое и к тому же ускоренное производство аристократического напитка — «для нужд трудового народа». Так появилась технология, по которой игристый напиток изготавливался в эмалированных цистернах емкостью до 10 тысяч литров всего за 26 дней. Ученики Фролова-Багреева пошли еще дальше и придумали метод «шампанизации вина в непрерывном потоке». Полученное вино гордо называлось «Советское шампанское». Ничего общего с настоящим шампанским напиток не имел, его единственным достоинством была дешевизна. Разведчик Джордж Блейк, бежавший в СССР из британской тюрьмы, вспоминал о своих первых годах жизни в Москве: «Недалеко от нашего дома был большой гастроном. Там за 40 копеек можно было выпить бокал шампанского, и я был от этого в восторге. На Западе шампанское всегда считалось чем-то особенным, его пили обычно богатые люди, в то время как здесь любой мог позволить себе бокал. Я видел в этом признак приближения коммунизма».Коммунизм не наступил. «Советское шампанское» так и не стало символом побед и успеха. В отличие от просто шампанского, без которого сегодня не обходится ни одно торжество в мире.

Голливудские премьеры по традиции отмечают бокалом Piper Heidsieck, которое предпочитала Мэрилин Монро, часто повторявшая, что шампанское «дает телу капельку тепла», или Bollinger, славящееся тем, что его пьет главный киногерой всех времен и народов Джеймс Бонд.

На аристократических приемах рекой льется Cristal, появившееся па свет благодаря русскому императору Александру II, попросившему виноделов дома Louis Roederer придумать для него нечто особенное.

Душем из шампанского Moet заканчивается каждый этап автогонок «Формула-1». Хотя знатокам известно, что фирменное «гоночное» шампанское в больших бутылках, называемых «бальтазар».

На вкус — так себе, потому что его в таких бутылках не выдерживают, а просто туда переливают.

Лучшее шампанское, как и три с лишним века назад, получается только в классическом «полумагнуме» — бутылке объемом 0.

75 литра, в которой «по закону» напиток должен выдерживаться не менее 18 месяцев, а лучше три года.

Только такое шампанское, как говорил большой ценитель игристого напитка Оскар Уайльд, может сделать душу бессмертной, потому как отбивает всякую охоту думать о мерзостях земных.

Источник: https://steissd.livejournal.com/1936398.html

«Вдова Клико»​ и другие: история шампанского

«Вдова Клико»​ и другие: история шампанскогоСергей Васильев ∙ Историк, Санкт-Петербург

Приближается Новый год. Прекрасный повод вспомнить об одном из его символов —​ нет, не о елке и Деде Морозе со Снегурочкой, а о старинном, благородном дворянском напитке. Предлагаю пробежаться по истории главного напитка наступающего праздника — шампанского. 

При упоминании о шампанском в памяти оживают кадры из замечательной «Гусарской баллады». Есть в анналах отечественного кинематографа и другие фильмы, прославляющие отчаянных наездников и рубак. И они, кажется, не расстаются не только с саблей, но и с бутылкой игристого, откупоривая оное, лихо срубив горлышко острым клинком.

Но отнюдь не всегда шампанское и разудалое гусарство были неразлучны. Бывали времена, когда закаленные в боях, но галантные в обращении с дамами аристократы вполне привычно попивали… водочку-с.

  • Предоставим слово такому признанному авторитету, как гусар, партизан, герой Отечественной войны 1812 года, поэт Денис Давыдов:
  • Я люблю кровавый бой,
  • Я рожден для службы царской!
  • Сабля, водка, конь гусарской,
  • С вами век мне золотой!

А что же шампанское? Свое победное шествие по Европе оно начало в XVII веке, а Россию покорило и того позже.

Наверное, любой ответит: родиной этого благородного напитка является прекрасная Франция, провинция Шампань. Она и по сей день является главным его производителем и поставщиком.

Есть и точная дата появления игристого вина (кстати, в уходящем году — под бой курантов — можно отметить юбилей!).

Итак, 1668 год, аббат Годино, каноник Реймского собора, описал в своей церковной книге «вино с легкой окраской, почти белое, насыщенное газом». Разумеется, появилось оно ранее, но для истории важно первое письменное упоминание — фиксация события в анналах.

Уже спустя несколько десятков лет Франция переживала настоящий бум игристых вин. «Шампань» вошла в моду. Это подстегнуло как само производство, так и технологический процесс.

Вполне вероятно, игристое вино появилось случайно. Еще в древности были известны особенности некоторых вин, которые, перебродив, весной начинают повторное брожение, с образованием газа.

Читайте также:  Коктейли с ромом бакарди, рецепты в домашних условиях

И это считалось даже следствием дурной работы виноделов. Но во второй половине XVII века вкусы, как это часто бывает в истории, переменились.

Началось триумфальное шествие шампанского пока лишь по Франции и сопредельным странам, а продолжилось в «просвещенном» XVIII веке.

Когда в грозном 1789 году разразилась Великая Французская революция, БарбеНиколь Клико-Понсарден — будущей мадам Клико — было всего двенадцать.

Ее семья принадлежала к тем, на кого распространялся знаменитый лозунг «Мир хижинам — война дворцам»: Понсарден имели в собственности обширные виноградники, приносившие немалый доход.

Ее отец барон Понсарден был текстильным фабрикантом, политическим деятелем, впрочем, баронство он получил позже, уже в 1813-м. Будучи единственным ребенком, Николь должна была стать наследницей всего состояния и семейного дела.

В 1798 году БарбаНиколь обрела свое счастье в лице блестящего молодого человека по имени Франсуа Клико, семья которого владела виноградниками, а также заводами по производству шампанского в Бузи.

Собственно, Торговый дом Филиппе Клико был основан в 1772 году, и, как это часто бывает, объединившись, две семьи решили создать общий бизнес. Правда, времена для этого были далеко не благоприятные.

В самой Франции свирепствовал террор, в Европе тлели искры войны, а вскоре полыхнуло и ее пламя.  

Как это водится, революционеры стремились «отречься от старого мира», «отряхнуть его прах с наших ног», «разрушить до основанья, а затем…». Добрались и до шампанского, зачислив его в «пережитки прошлого», «элементы сладкой жизни».

Но энергичную молодую женщину происходящее не смущало, как и ее мужа Франсуа, чьим верным помощником она стала. Николь нащупала нишу.

Поскольку шампанское напиток, создающий праздничную атмосферу, его следует отправлять «на пробу» в те страны и земли, которые находятся в стороне от революционных и военных потрясений.

Вскоре старые монаршие дворы Европы с восторгом восприняли шампанское от мадам Клико и больше ничего пить не могли, как, например, прусский правитель Фридрих Вильгельм IV. Король Клико — так прозвали его подданные за пристрастие к игристому напитку.

В 1805 году Франсуа скоропостижно скончался от лихорадки. Молодая вдова, несмотря на упорные уговоры семьи, отказалась продавать виноградники и винные погреба.

По тем временам это был вызов — представительниц прекрасного пола в деловых кругах того времени, мягко говоря, не жаловали. К тому же в Европе бушевала война. Аристократы — основные потребители шампанского — разорялись.

Многие превращались в нищих бродяг, облаченных буквально в лохмотья.

По бизнесу ударила и знаменитая континентальная блокада.

Вот как описывал ситуацию в 1810 году один из представителей Дома Клико: «Наблюдается страшный застой в делах. Из-за угрозы нападения английского флота все морские перевозки прекращены. В Вене дворяне живут впроголодь, так как их пшеница уже три года не находит сбыта. Королевские дворы разоряются».

И вот вопреки таким, с позволения сказать, «стартовым позициям» мадам Клико было суждено прославить фамилию своего супруга на весь мир, создав компанию Veuve Clicquot Ponsardin. Уже в 1808 году фирма Клико крепко стоит на ногах не только у себя в Реймсе, но и в чопорной Великобритании — извечной противнице Франции.

В Европе воюют, а мадам Клико налаживает поставки шампанского в другие страны!

За счет чего? Прежде всего за счет стальной воли и поистине мужского характера, что было огромной редкостью по тем временам. Она никогда не была милой кокеткой или даже просто милой.

Живой ум и по-настоящему мужская хватка, невероятная работоспособность  —  ей были присущи качества настоящего дельца, воротилы бизнесмена. Или бизнесвумен.

Мадам Клико стала первой из них, да-да, именно ее считают первой бизнесвумен.

Подлинную славу «Вдове Клико» принесла Россия. Да, без преувеличения, именно наша страна помогла шампанскому Clicquot стать тем, чем оно является сегодня.

Победоносные русские войска вступили в Париж. Там произошла история, дошедшая в нескольких вариантах.

Однажды в покои Клико вбежал винодел с отчаянным криком: «Мадам! Они сбивают замки, они пьют наше драгоценное вино!» Дремавшая в кресле хозяйка произнесла: «Пусть пьют, они потом заплатят!»

Рассказывают также, что когда мадам Клико сообщили о грандиозном офицерском «банкете» в ее подвалах, она проговорила: «Это русские? Пусть пьют. Русские всегда платят за выпивку. Не сейчас, значит, позже. Платить за своих офицеров будет вся Россия».

Как бы то ни было, русские стали платить… Уже осенью 1814 года зафрахтованное ею судно доставляет в Санкт-Петербург 12 тысяч бутылок шампанского. Эта партия с большим трудом пересекла границы России, надолго задержавшись в Кенигсберге.

Однако расчет оказался верным — шампанское разошлось стремительно, даже небывалая цена в 12 рублей за бутылку, видимо, лишь подстегивала интерес.

Поясним, что за эту сумму можно было месяц арендовать в Петербурге небольшой особнячок с прислугой.

Следующая партия бутылок принесла 73 тысячи русских рублей. Сумасшедшие по тем временам деньги!

Мадам Клико была одним из пионеров маркетинговой политики. С 1806 по 1814 год в Санкт-Петербурге постоянно проживал ее представитель месье Бонэ. Он добился того, что шампанское от «Вдовы Клико» стало известно при дворе победителя Наполеона императора Александра I.

В первый же год своего пребывания в столице Российской империи Бонэ писал своей госпоже: «Сообщаю Вам радостную новость. Царица беременна. Если она родит наследника, в этой огромной стране будет выпито море шампанского.

Только не говорите никому ни слова, а то наши конкуренты могут этим воспользоваться».

Русские, сообщал ей Бонэ, получают почти детское удовольствие, наблюдая за тем, как пенится шампанское, от того, как выстреливает пробка и пена орошает платья сидящих за столом дам. «Пенный фактор» стал решающим при компоновке шампанского для России.

Успех Клико в России превзошел все ожидания; будущий напиток гусаров и аристократов малыми ручейками сливался в единый мощный поток. Проспер Мериме писал: «Мадам Клико напоила Россию. Здесь ее вино называют „Кликовское“ и ничего другого знать не хотят».

Барба-Николь Клико-Понсарден покинула этот мир в 1866 году, в возрасте 89 лет. Еще в 1831 году к управлению фирмой приобщается молодой винодел Эдуард Берне, который вместе со своими наследниками значительно упрочил славу фирмы.

В 1866 году он становится полноправным хозяином предприятия — мадам Клико в качестве своего преемника назвала простого служащего, обойдя этим назначением многочисленную родню, что опять-таки стало вызовом общественному мнению той эпохи.

Она вообще любила нестандартные и даже революционные ходы.

Так, в 1816 году она повелела спустить в погреб свой письменный стол, проделать в нем несколько рядов дырок и поставить на попа.

Отныне и навсегда бутылки с шампанским будут храниться в наклонном положении, вертикально и чуть под углом, а винодел время от времени будет аккуратно их поворачивать.

Затем шампанское охлаждают, возле пробки образуется корка из осадка, бутылку откупоривают, корку легко удаляют… вино получается прозрачным как слеза.

XIX столетие отмечено значительным усовершенствованием производства шампанских вин.

Создавались глубокие подвалы, в которых поддерживалась круглый год постоянная температура, появилась разливная машина (1825 год), изобретена первая укупорочная машина (1827 год) и машина для закрепления пробки шпагатом (1846 год), машина для дозировки ликера и для чистки бутылок (1844 год). Огромное значение приобрел метод определения дозировки сахара, обеспечивающий необходимое давление в бутылках, что исключало их бой.

С 1850 года шампанское стало предметом научных изысканий. Так, профессор химии Монмене публикует в 1858 году в Реймсе труд, содержащий теоретические и практические рекомендации по производству игристых вин. Ему же принадлежит идея об изменении растворимости CO2 в винах.

Он изобрел афрометр для измерения давления в бутылке, а также афрофор — посеребренный изнутри сосуд для проведения шампанизации.

Развитие производства шампанского связано и с именами Робинэ (1877 год), Саллерона Мансо (1886 год), в чьих трудах было предложено успешное теоретическое обоснование технологии игристых вин.

Эти технологические достижения и теоретические разработки еще более упрочили позиции «Вдовы Клико».

Сегодня во главе торгового дома, основанного прославленной вдовой, во второй раз за всю историю оказалась представительница прекрасного пола. Как-то Сесиль Бонфонд в шутку заявила, что главное для нее теперь — неизменность семейного положения; ее муж не хочет, чтобы она стала вдовой.

И хотя Бонфонд успешно руководит торговым домом Veuve Clicquot, ее собственные корни никоим образом не связаны с производством шампанского. Дочь инженера-механика мечтала о карьере государственного служащего или врача.

После окончания Парижской школы бизнеса она заняла должность в компании Danone, где столкнулась с дискриминацией и по половому, и по возрастному признаку — тогда ей в силу молодости не доверяли ответственную работу.

Теперь же в ее ведении 382 гектара виноградников в коммунах Гран Крю и Премье Крю, 24 километра погребов, поместье Manoir de Verzy и частная резиденция Hotel du Marc, когда-то построенная вдовой Клико специально для приезжих. Здесь можно снять номер и в полной мере насладиться атмосферой вековой элитарности. На вечернюю трапезу вас непременно позовут специальным билетом со словами «Вдова Клико-Понсарден имеет честь пригласить Вас…».

Богатейший бизнес-опыт основательницы торгового дома востребован и сегодня. Он является предметом изучения ученых-экономистов и студентов — будущих менеджеров, маркетологов, ведь имя вдовы Клико вписано в скрижали истории бизнеса во многом благодаря ее смелым инновациям в маркетинге и удивительному завоеванию российского рынка.

У мадам Понсарден появились последовательницы — успех Клико вдохновил овдовевшую мадам Поммери. После смерти мужа в 1858 году она возглавила его винодельческую фирму. И если шампанское от Клико покорило Россию, то шампанское мадам Поммери пришлось по вкусу в чопорной викторианской Англии —  пик его популярности пришелся на период конца XIX — начало XX века.

История «шампанских вдов» нашла продолжение и в XX столетии. Вдова Камила Роедерер руководила компанией своего покойного мужа в течение 42 лет. Мадам Боллинже, овдовев в 42 года, также вписала свое имя в историю благородного пенистого напитка.

Знаменитые вдовы в течение двух столетий оказывали огромное влияние на технологию и маркетинг шампанских вин. Если бы не они, быть может, и не сложилось бы целой культуры эталонного игристого вина.

«Шампанские вдовы» твердо держат в своих руках бокалы с игристым и сегодня. Шампанское от Vranken Pommery Monopole, как и положено, изготавливается во французской Шампани. У нас его можно приобрести и в винных бутиках, и онлайн.

Так, в CigarPro.ru, например, шампанское Pommery Brut Royal стоит около 4 тысяч рублей за бутылку. На нашем рынке цена за бутылку 0,75 литра игристого этой старинной прославленной марки составляет от 2 тысяч до 5 тысяч рублей.

Louis Roederer также обосновался в Шампани. К продвижению продукции этого винного дома приложил руку российский императорcкий дом, пять поколений которого наслаждались изысканным «Луи Рёдерер». Специально для Александра II был создан оригинальный бренд «Престиж Кристалл».

Сегодня в России «императорское» шампанское Louis Roederer Brut Premier стоит чуть более 6 тысяч рублей — такую цену дает, например, Simple Wine.

Дом шампанских вин Bollinger на сегодняшний день признан одним из десятка самых именитых производителей любимого игристого напитка по всему миру.

В отечественной сети винных магазинов Wine Style бутылочка Bollinger, «Special Cuvee» Brut обойдется чуть больше 9 тысяч рублей, а вот Bollinger, «R.D.» Extra Brut, 2002, gift box будет стоить уже без малого 53 тысячи рублей. Есть и «экземпляры», за которые нужно выложить круглую сумму в 100 тысяч целковых.

На этом фоне «Вдова Клико» смотрится вполне демократично. Так, шампанское Veuve Cliquot Ponsardin Brut у нас может стоить от 3,6 тысячи до 4 тысяч рублей. Если вы еще ни разу не пробовали эти прославленные марки вин, то пришла пора познакомиться с ними поближе, к тому уже грядущая новогодняя ночь — отличный повод для таких открытий!

Фотофакт: как растет корицаНаходка в Instagram: живые картиныРецепт запеченного красного окуня под соусом Веракрус от Юлии Высоцкой | #сладкоесолёное №58 (18+)

Источник: https://www.jvlife.ru/articles/1798-vdova-kliko-i-drugie-istoriya-shampanskogo

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector